Пресса

Для своей семьи я "своя в доску"

15 апреля 2008г.

Об уходе из «Эксмо» экспериментах в литературе, экскурсиях в Музей шоколада, загадках творческого процесса и многом другом расскажет популярный автор иронических детективов Галина Куликова!

Сегодня она – один из самых читаемых авторов женского комедийного детектива, который входит в ТОП-15 популярных писателей России, ее имя стоит на обложках более 2,5 миллионов книг. Наш сегодняшний гость – удивительная женщина, обладательница превосходного чувства юмора, самоиронии и безграничной фантазии, известная писательница Галина Куликова. Несмотря на то, что наш маленький городок находится в тысячах километров от столицы, где сегодня живет писательница, современные технологии  позволили поболтать с маститым автором современных детективов обо всем самом интересном и актуальном.   

   – Я частый гость на Вашем сайте, и вижу, с какой бесконечной любовью и уважением Вы относитесь к своим читателям, что сегодня у современных авторов большая редкость. Как на ваш взгляд, писатель должен любить своего читателя?

Я недавно смотрела документальный фильм об Элвисе Пресли. Там был забавный эпизод о том, как певца преследовали фанаты, разодрав на нем одежду и отломав что-то от его дорогого автомобиля. Прямо как в песенке Высоцкого о Джеймсе Бонде: «С него стащили свитер, отгрызли в миг часы и растащили плиты прям со взлетной полосы». Однако Элвис только смеялся. Он отлично понимал, что люди, которые приходят на его концерты, и есть его настоящая поддержка. Он пел для них и только для них!

Любой человек, который обращается к большой аудитории, в том числе и публикующийся писатель, не может не думать о читателях. И я тоже постоянно держу в уме тех людей, которые проводят часть своей жизни наедине с моими книгами! Конечно, я отношусь к ним внимательно и с уважением, а как же иначе? Я ведь пишу детективы, это развлекательный жанр, и мне интересны те, кого я хочу развлечь. И когда читатели на сайте задают мне вопросы, я радуюсь, потому что чувствую и их встречный интерес тоже.

   – Вы пишете книги и сериями и отдельными романами, которые не связаны между собой ничем. Вы бы смогли, к примеру, убить серийного героя Сильвестра Бессонова, к которому привыкли, в которого влюблены?

О, нет! Не смогла бы. И не потому, что я к нему привыкла. Сам жанр детектива не предполагает подобного «безумства». Добро всегда побеждает зло. В этом вся соль криминальной истории! Открывая детектив, ты с удовольствием пускаешься по следу убийцы именно потому, что внутренне совершенно уверен: все закончится хорошо. «Плохие» будут наказаны, а «наши» победят. Нельзя лишать читателя этой уверенности. Убить главного героя можно только с одной целью – чтобы закрыть серию раз и навсегда. Хотя ведь и воскрешают потом… Что касается привязанности, то это чувство совершенно особого рода. Я, например, настолько хорошо представляю себе Арсения Кудесникова (еще один «серийный герой книг Галины Куликовой – прим. С.Ф.), его характер и повадки, что когда придумываю сюжет, думаю о нем, как о совершенно реальном, живом человеке. Такое странное чувство, скажу я вам! Я часто радуюсь именно этому – персонажам, которые получились настолько яркими, что зажили своей собственной жизнью.

   – А у Вас есть свой собственный рецепт удачной книги?

Если бы существовал рецепт удачной книги, его бы наверняка уже выкрали и растиражировали! Удача – редкий зверь, его в ловушку не заманить, можно только случайно поймать за хвост.

А вы сами любите читать? Что из последнего прочитанного произвело впечатление?

Из наших  любопытной показалась книга Алексея Иванова «Географ глобус пропил». А его первая повесть – фантастическая – «Земля – Сортировочная» - это просто конфетка.   Еще я только что открыла для себя Леонида Каганова, читаю «Дефицит белка» с наслаждением. Из переводных сразу выделила Тонино Бенаквиста. Он блестящий рассказчик! Я прочитала все его книги, которые были у нас изданы.

– А как происходит Ваш творческий процесс? Очень интересно узнать, как создавалось «Шоколадное убийство», которое появилось совсем недавно на прилавках книжных магазинов.

Я долго готовилась писать «Шоколадное убийство», собирала материалы, сидела в библиотеке, тонны документов сохранила из Интернета в свой компьютер. А книга получилась совершенно не такой, как я думала! Это еще одна загадка творческого процесса, который на деле оказывается абсолютно неподвластным планированию. Сначала я собиралась сделать сюжет, завязанный на краже какого-нибудь старинного рецепта. Что-нибудь потерянное и вновь обретенное, почти магического свойства. Потом мои мысли переключились на высокие «шоколадные сферы». Всемирные шоколадные салоны в Париже, платья из шоколада, изготовленные  знаменитыми кутюрье, модели, которые единожды «надевают» шоколадное платье на подиум… Ну и все в таком же духе.

Собирая материал, я отправилась на экскурсию – на знаменитый Бабаевский комбинат. Это было невероятно увлекательно! Самое приятное, что ко мне отнеслись более чем дружелюбно – повсюду водили, все рассказывали, показывали, объясняли… Всегда радуюсь, когда удается познакомиться с благожелательными и добрыми людьми. Да еще с настоящими профессионалами! Меня водили в Музей шоколада, директор музея рассказывал мне потрясающие истории из прошлого. Потом мне показывали цеха, лаборатории… В общем, что и говорить – быть писателем чертовски интересно!

Не представляю, что подумают все эти замечательные люди, работники комбината, когда прочитают «Шоколадное убийство»… Потому что воображение увело меня в такие дебри… В дебри Южной Америки, короче говоря. Не знаю, почему так вышло. Надеюсь, получилось интересно, хотя и не слишком предсказуемо.

   – Сложный вопрос о взаимоотношениях с издательствами. Все мы помним неприятный случай с писательницей Викторией Платовой, когда под ее именем выпустили книгу, к которой она никаким боком не касалась. Вы, насколько я знаю, издаетесь в том же издательстве, – не боитесь рецидива?

Нет, я как раз прежде издавалась в том же издательстве, которое публиковало под псевдонимом Виктории Платовой книги, написанные кем-то другим. Но сейчас перешла в другое. Рецидива не боюсь, потому что Виктории удалось отстоять свое имя – это был долгий и трудный путь, но она победила. После такого прецедента, думаю, ничего подобного в издательской среде больше не случится. Времена «Дикого Запада», как мне кажется, уходят в прошлое. Отношения издателя и автора становятся более цивилизованными. Хотя, увы, литературных агентств по-прежнему нет. Только «самодеятельные» литературные агенты. Кому-то с ними везет, а кому-то нет. 

   – То издательство, в котором Вы издавались сначала, считается одним из самых честных и высокооплачиваемых, почему вы ушли оттуда?

Я не очень люблю рассказывать о деловой стороне писательской жизни. Для писателя она очень органична, она – часть его существования. Рассказывая о ней, автор не может объяснить все нюансы и зачастую против воли дезинформирует публику.  Однако вопрос об уходе из «Эксмо» мне задают очень часто, поэтому я все же на него отвечу. 

Мне не близка позиция издательства, которую оно занимает по отношению к авторам, считая их простыми производителями текстов. Да, авторы, чаще всего люди нервные, эмоциональные и даже порою надоедливые. Но сдать рукопись издателю и забыть о ней, отправившись писать следующую, мне, например, трудно. Обложка,  название, редактура – все это очень важные вещи. Я не понимаю, почему должна была отстаивать права на свое участие в таком важном процессе, как создание КНИГИ. Речь не о том, чтобы идти у автора на поводу, это вряд ли приведет к хорошим результатам. Однако здесь должен быть конструктивный диалог, должны учитываться интересы как издателя, так и автора. В конце концов, это его имя стоит на обложке.

А вообще я не вижу ничего особенного в том, что авторы меняют издательство. Почти все люди время от времени меняют работу. Это своего рода новая страница в жизни. Ты что-то итожишь, от чего-то отказываешься...

– Вы пишете книги в жанре криминального романа, чаще – иронические детективы. У Вас не возникало желание написать книгу, к примеру, в жанре фантастики, фэнтези, детской сказки или вообще – любовного романа?

Возникало. Мне кажется, у любого писателя рано или поздно возникает желание попробовать сделать что-то ДРУГОЕ. Поэтому я решила, что не оставлю свой любимый детектив,  а если все же напишу сказку, идея которой уже года два живет во мне – и крепнет! – то сделаю это «без отрыва от производства». То есть напишу ее между двумя детективными историями. И еще, что касается смены жанра. Не каждый издатель готов поддержать такое начинание! Издателю интересен автор, который пользуется популярностью, и экспериментировать вместе с ним он не горит желанием. Как правило. Вот мне повезло. Издательство готовит к публикации сборник  моих рассказов «Элементарно, Васин!». В некотором смысле, это – эксперимент, потому что от авторских сборников остросюжетных рассказов полки магазинов не ломятся. Но писатели ведь, как дети! Если возникает творческий порыв, вдохновение, он просто не может с ним бороться.

   – Так Ваша новая книга сборник рассказов? Что же вас сподвигло написать не роман, а рассказы?

Я большой любитель кино, и недавно посмотрела старый черно-белый сериал о Перри Мейсоне. Здесь гораздо ярче, чем в книгах, просматривается «изюминка» каждой серии. И мне неожиданно страстно захотелось придумать несколько коротких историй с неожиданной развязкой. Я работала вдохновенно, получила от этого огромное удовольствие. Кроме того, несколько рассказов лежали в моем столе уже много лет. Я перечитала их, улыбнулась и решила, что они вполне могут порадовать кого-то еще. Так и получилась целая книжка, даже не верится.


   – А ваша семья –- муж и сын – гордятся, что их мама и жена – знаменитая писательница?

Неожиданно сложный «простой вопрос». Наверное, гордятся. Если я их спрашиваю о чем-то подобном, отшучиваются. Мне кажется, они просто не могут принять меня в новом качестве, я для них всегда «своя в доску». С другой стороны, нельзя же вовсе игнорировать тот факт, что мама и жена – писательница. Так что им просто ничего другого и не остается, кроме как гордиться…

   –  В вашей домашней библиотеке есть все Ваши книги?

Конечно, да! Знаете, рукопись и книга – это две совершенно разные вещи. Рукопись  интимна, она – твое продолжение, ты живешь с ней некоторое время, не разлучаясь. Ты вмешиваешься в нее, меняешь и совершенствуешь по мере сил. Книга же –  как  взрослый ребенок. С одной стороны - он твой, а с другой стороны - ты не властен над его жизнью.

Авторские экземпляры часто запаздывают, и книга появляется в продаже раньше. Так что я в числе первых покупателей прихожу в книжный магазин и выношу ее на руках. Вот честное слово, так и несу до дома, не смея положить в сумку. Потом я долго ее рассматриваю, перелистываю, перечитываю какие-то кусочки, оцениваю… Книга всегда воспринимается иначе, чем рукопись. Она иная, уж не знаю, почему. Но всегда – долгожданная. Удачная она или не очень, лучше предыдущей или хуже, я люблю каждую нежной любовью…


Беседовал (февраль 2008): Сергей Федоранич

Фото: личный архив Г.М. Куликовой

Права на публикацию: Газета «Свободные новости»,  (г.Братск)